KTE-cats
разве можно серьезно говорить о добре и зле...
Авторы: ravagekitty, ferrum_glu
Фэндом: Transformers:
Персонажи: Децимус/Мегатрон
Рейтинг: NC-21
Жанры: Приключения, Слэш (яой), Ангст, Драма, Экшн (action), Даркфик, Hurt/comfort
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие, Изнасилование, Групповой секс, Кинк

Глава 7

Шатлл уверенным шагом прошел в помещение и встал возле платформы, на которой лежал Мегатрон. Конструктикон нервно преступил с ноги на ногу и издал какой-то странный звук, похожий на прочищение засорившейгося воздуховода.

- Энергон почти весь вытек. Его Искра угасает. Но в цепях еще сохранилось электричество. Если хочешь поиграть с ним – плати. Но учти, корпус - мой, - наконец сказал он. Когда-то у него был приятный высокий голос, теперь искаженный вибрациями и дребезжанием.

- Я заплачу тебе за корпус без разборки и заберу его с собой, – спокойно ответил Децимус, но Саундвейв видел, что в линзах шаттла закипает бешенство.

Конструктикон сжал кулаки и нагло подскочил к рослому автоботу - так велико было его желание отстоять свою новую игрушку.

- Думаешь, я не разбираюсь в механоидах? Это многорежимник нового поколения. И не просто многорежимник - это протоформа! Видишь этот символ в верхней части моторного отсека? Его ставят только на протоформы! И в нем множество редких деталей. В виде дезактива он стоит гораздо дороже, чем в активном состоянии. Здесь каждая микросхема – сокровище. Я уже все проверил. Непригодны к употреблению лишь его вокалайзер и нижняя секция заправочного порта. Все остальное – самые универсальные в мире запчасти, - и маньяк похабно рассмеялся.

- Я сейчас тебя самого разберу на уникальные запчасти! – прорычал Децимус.

- Эй ты, потише! – конструктикон трансформировал кисть правого манипулятора в небольшую циркулярную пилу и выставил перед собой в виде защиты. Но потом страх оказаться один на один с огромным разъяренным гладиатором - пусть и безоружным - заставил его остыть и он быстро зашептал.

- Я тоже хотел оставить его для себя, продлить его угасание хоть ненадолго... ты знаешь, как приятно ловить последние импульсы уходящих в стазис систем... но мне только что заплатили за его полную разборку в течение астрочаса. Потому я не могу тебе его продать, этот десептикон принадлежит не мне.

Децимус ловким движением одного манипулятора перехватил запястье механика, сильно его сжав, отчего кисть сама автоматически трансформировалась в обычную форму, а вторым схватил его за горло. Раздался хруст металлических пластин.

- И сколько же тебе заплатили? - так же вкрадчиво и тихо осведомился шаттл.

- Т-т-тысячу кредитов, - прохрипел конструктикон.

- И кто этот щедрый механоид, кто не пожалел заплатить за разборку такую сумму?

Механик лишь захрипел в ответ.

- Кто это? Говори, ржавая шваль! - крикнул Децимус и еще сильнее сжал топливопроводы своего визави.

Маньяк затряс головой и Децимус, отпустив его кисть, в один прием выломал из пазов маску и приподнял конструктикона за шею. На ржавых губах последнего вспенилась смазка, крупные пузыри желтоватой жидкости лопались под действием струи воздуха, охлаждающего ротовую полость. Обе линзы с расфокусированным взглядом закатились за оптограни. Видимо, Децимус в порыве гнева слишком сильно передавил топливные шланги. Конструктикон не мог вымолвить ни слова, только мычал, плевался желтой пеной и указывал кривым пальцем куда-то на входную дверь. Шаттл брезгливо швырнул темно-зеленый корпус прямо на стол с недоразобранным трансформером и обернулся. В дверном проеме стояла крылатая фигура Терция.

- Не ожидал меня увидеть... Децимус? - насмешливый голос Терция сделал акцент на имени гиганта, произнеся его вызывающе небрежно.

- Как же, именно тебя я и ждал, - угрюмо ответил черно-серый шаттл, - кто, кроме тебя, способен на такой трусливый ход.

- Я выиграл уже более ста боев как гладиатор. Потому труслив ли я, если занимаюсь этим до сих пор? А сейчас я пришел за своей порцией деталей, и поверь, я их заполучу.

Голос Терция звучал иронично. Он двинулся в глубь мастерской настолько стремительно, что случайно, а может, и намеренно, зацепил Децимуса крылом. Гигант инстинктивно отпрянул и Терций оказался рядом с Мегатроном, нависнув над ним и напряженно вглядываясь в застывшие черты. Децимус в два шага оказался с другой стороны:

- Даже не пытайся, я назову другую цену и он останется жив!

- Да никакой ремонт не стоит того, что я заплатил за его разборку! - запальчиво ответил Терций.

- Поспорим? Этот ржавый урод вернет твою жалкую тысячу тебе на счет, а я выкуплю его как личного раба, чтобы ты не смел даже подумать...

Орбитальный шаттл поднял на бывшего автобота фокус полных ненависти зеленых линз. Его голос снова сделался вкрадчивым и очень спокойным:

- Ты в последнее время слишком часто высовываешься. Почему бы тебе не вспомнить, что ты и сам здесь на десептиконских правах, Децимус?... Или как там твое настоящее имя? Каждый космический бродяга, имеющий крылья и соответствующие габариты, старается назваться именем нашего погибшего командора - великого Децимуса Прайма.

Саундвейв видел, как напряженно сжались дентопластины черно-серого шаттла и полыхнули окуляры, огромные кулаки сжимались и разжимались. Терций играл с огнем, но, определенно, знал, что останется безнаказанным и продолжал все более и более развязно:

- Не нужно быть телепатом, чтобы догадаться, что ты беглый преступник... Децимус. А может, ты сам Альфа Кронос в изгнании?

Децимус молчал, лицевая пластина его была непроницаемой, и только линзы ярко горели. Саундвейв вдруг ощутил что-то неуловимое и тревожное. В насмешке Терция одновременно прозвучали сразу два легендарных имени. Что в этом было не так? Саундвейв усилием воли подавил импульс и продолжил внимательно смотреть на трехмерную проекцию. Но скачок напряжения в цепях собственного блока интуиции запомнил, а этот блок не подводил его ни разу.

- Ты заключенный, а следовательно - собственность хозяина! Мне плевать, за кого он тебя держит и почему так дорожит тобой. Раньше ты был достаточно благоразумен и не превышал своих полномочий. И мы прощали тебе все, даже когда ты грубо вмешивался в наши драки. Ты был нужен. Даже я не в состоянии утихомирить своих головорезов, если они слишком наэнергонятся. И никто не может лучше тебя тренировать вновь прибывших. Но дальше не суйся. Дезактивы с тюремного перегонного комплекса - наша превелегия. Когда мы платим хозяину - мы платим за все, за развлечения, за бой и за детали. Я заплатил за него дважды, а может, и трижды, учитывая то, что он сделал с моими бойцами.

Терций с отвращением посмотрел на платформу с развороченным корпусом своего подельника, за которой прятался до полудезактивации перепуганный механик. Его левый манипулятор, не поврежденный Децимусом, уже вторую астроминуту судорожно нажимал на какую-то панель на стене.

- Зачем ты починил этого десептикона? Это был твой тайный план подлить отработки именно нам?

Саундвейв видел в зеленых линзах шаттла вовсе не скорбь по погибшему и вовсе не жажду отомстить. Это был хорошо скрываемый страх. Терций откровенно боялся того, кто поклялся с ним расправиться и боковым зрением сканировал параметры угасающей Искры Мегатрона. До самостоятельной дезактивации серебристого трансформера оставалось совсем немного времени.

Децимус распрямился так, что хрустнули сочленения. Он был на голову выше Терция и заметно шире его в плечах. Презрительно глядя на красно-серого трансформера сверху вниз, он угрожающе спросил:

- Жаждешь выяснить со мной отношения, орбитальный недомерок? А может я действительно хочу, что бы ты и твоя шайка перестали коптить небо этой вселенной!

- Ты совершенно не имеешь представления, на кого замахнулся. Если со мной что-нибудь случится, тебя отыщут и перережут топливные шланги. Не помогут ни твои кулаки, ни твое дутое самомнение!

Конструктикон вдруг всхлипнул и начал тихо отползать в темноту, прячась за горами деталей. А в открывшиеся с грохотом двери вошли сразу несколько трансформеров - сам хозяин и его вооруженная охрана. Видимо, механик подал сигнал тревоги, включив громкую трансляцию на все казармы. А хозяин, услышав, что к чему, предпочел прийти и разобраться во всем сам.

- Свои отношения будете выяснять на арене. И только в случае, если я вам это разрешу, - небольшой красный колесный встал между двумя разъяренными шаттлами и вызывающе посмотрел каждому прямо в оптику. Впрочем, смелость хозяина солидно подкреплялась охраной в лице трех здоровенных вооруженных конструктиконов с гусеничными альтформами. - А теперь расходитесь по своим отсекам и не заставляйте моих охранников стрелять.

- Какая честь, ты не поленился прийти сюда лично! - сверкая оптикой, сказал Децимус.

- Остынь, иначе я применю оружие! - зло сказал колесный.

- Ты знаешь, чего я хочу, - упрямо сказал Децимус, не менее вызывающе глядя в линзы хозяина, - и я готов заплатить.

- А мне плевать на твои желания. Моей выгоды в этом нет, а проблем, видно, прибавится. Ты не заметил, с тех пор, как этот серебристый появился здесь, проблемы только множатся, словно шарки в период гона? Зачем мне его жизнь? Он отыграл свой номер. Я хорошо заработал на этом. Твоя идея с третьей ставкой в пользу арены оказалась блестящей. Все, как идиоты, поставили на его уход в стазис.

Терций в досаде отвернулся и выплюнул ротовую смазку, стараясь попать в неподвижное лицо Мегатрона. Хозяин усмехнулся:

- Вот и один из многих неудачников!

- Мегатрон может стать источником дохода, а не проблем! - продолжал убеждать его Децимус.

- Я здесь заправляю, и мне судить, пока мой бизнес не развалили конкуренты. Еще одна арена, подобная нашей, не так далеко отсюда, я не могу позволить себе ошибаться. Твой серебристый гаденыш дерется как дикарь. Один раз подобное представление публика проглотила. Но если его повторить два-три раза - нас перестанут уважать. На твоего остервеневшего зверокона-убийцу никто не будет ходить. Единственное желание, которое он вызывает - пристрелить его прямым попаданием в голову, как бешеного шарка.

- Я готов его учить! - упрямо продолжал Децимус, - и я готов заплатить БОЛЬШЕ, чем Терций.

- Терций может и дальше выбрасывать свои кредиты в открытый космос. Что мне до его извращенных желаний? Но все вы знаете правило - если дезактив не погиб в бою, мы его дезактивируем в этой мастерской , а затем отдаем корпус обратно в тюрьму на переплавку. Иначе у наших друзей в тюрьме будут проблемы.

В этот момент раздался грохот, и все обернулись к платформе, на которой лежал наполовину разобранный корпус красно-серого шаттла. Механик, сосредоточенно перебирая детали, уронил огромное красное крыло. И Децимус широко усмехнулся:

- Честно, говорите? Я думаю, если выбросить крылья, и отдать любой из их корпусов вместо Мегатрона, разницы в тюрьме перед переплавкой никто не заметит. Ты же так и решил, Терций, отправить в плавильню своего белого дружка! Крылышки вон, в общей куче, а корпус? На платформе, без дополнительной брони и без головы, разумеется. Своеобразно ты по нему скорбишь.

Терций молчал и шумно вентилировал системы. Хозяин откровенно веселился.

- Видно, ему очень нужны эти детали. Что ты решил забрать на память, Терций? Порт, который ты разворотил, или двигатель, потому что завидуешь, что твой слабее? Все равно ты не сможешь его себе вмонтировать!

Красно-серый шаттл хмуро вспорол Децимуса вспышкой линз:

- Это не твое дело! Этот зверокон...

- Я плачу две тысячи, и ты оставляешь его онлайн, - перебил его Децимус, обращаясь к хозяину и демонстративно поворачиваясь спиной к своему сопернику.

- Три тысячи, за дезактивацию, - снова злобно сверкнув оптикой, сказал Терций.

- Четыре, - Децимус был готов поднимать ставки.

- Пять! И я давлю его Искру собственными руками!

- Семь!

- Восемь - это моя последняя цена, - Терций выразительно посмотрел на хозяина.

- Десять, - веселый огонек полыхнул в оптике черно-серого шаттла, видимо, он придумал еще один аргумент в пользу Мегатрона.

- У этого перекрашенного проходимца нет таких кредитов, - возмутился Терций, - послушай меня...

- Двенадцать! - Децимус отступил на шаг и нагло улыбался прямо в фэйс-пластину своему красно-серому собрату по альтформе.

- Охрана, - коротко сказал хозяин, - помогите наемнику и механику покинуть мастерскую и не пускайте никого сюда, пока я не дам сигнал.

- Он обманывает тебя!!! - не унимался Терций, - откуда он возьмет двенадцать тысяч?

- Восемь тысяч, я запомнил. Если у Децимуса нет обещанной суммы, я разберу Мегатрона за твою цену. А теперь уходи, нам нужно переговорить без свидетелей, - ответил хозяин.

Два конструктикона положили манипуляторы на плечи Терцию и заставили того покинуть помещение. Третий с отвращением подталкивал манипулятором ржавую спину механика. Хозяин и Децимус остались вдвоем стоять над платформой с безжизненным корпусом серебристого десептикона. На трехмерном дисплее ярко-оранжевым тревожным цветом горели данные диагностики - ожидаемый уход в стазис в течение двадцати семи астроминут.

- Ему нужен энергон, чистый энергон, перелитый внутримагистрально, - сказал Децимус.

Он не отрываясь смотрел на корпус Мегатрона и в выражении его лицевой пластины читалась не просто тревога. Какой-то странный смысл был в упрямом желании огромного черно-серого шаттла отстоять жизнь другого – серебристого с фиолетовым знаком на груди. Децимус был готов на все. Видимо, хозяин это понимал и в его злых синих линзах читался холодный расчет - как максимально извлечь выгоду из отчаяния своего сильного и опасного раба.

- И откуда у тебя вдруг взялись двенадцать тысяч кредитов? – насмешливо спросил он, пропуская мимо аудиосенсоров последние слова Децимуса.

- Ты прекрасно знаешь, что у меня их нет. Вчера было три тысячи - я все поставил на его победу в первом бою. Если ты выплатишь мне выигрыш, согласно ставкам у меня будет восемь с половиной тысяч. Они твои. Это все равно больше, чем предлагал тебе Терций.

- Выходит, двенадцати тысяч у тебя нет. Так дела не делаются. Придется его дезактивировать.

- Если ты оставишь его в живых, ты заработаешь намного больше.

- Опять ты за свое! Заработаю на этом никому не известном бывшем штрафнике? Да кто он такой? Кто знает его имя?

- Отдай мне его на пол-астроцикла и после первого же официального боя его имя прогремит на всю систему. Да меньше – на четверть астроцикла или даже семь декациклов! Десять-пятнадцать тренировок, и ты получишь лучшего в Галактике бойца.

- Чушь! Я верю только цифрам. И ты сказал - двенадцать тысяч...

- Мегатрон - один из самых одаренных воинов, что мне доводилось встречать. Это многорежимник самого последнего поколения, любой твой боец - немощный хлам в сравнении с ним.

- И где я смогу разместить еще одного заключенного? у меня не благотворительное заведение для бродяг! В охраняемом блоке нет зарядных платформ, а в общих казармах его сразу же разберут на гайки!

- Пусть заряжается у меня.

Лицевая пластина хозяина расплылись в притворно-понимающей масляной ухмылке, хотя было видно, что колесный получил облегчение, узнав ответ на один, не заданный вслух вопрос. Для него, как и для Саундвейва, было непонятно упорство Децимуса в отношении никому не известного десептикона. Но если хозяин решил для себя задачу, то разведчик нет. Децимус не мог быть так примитивен и Саундвейв терпеливо ждал разгадки.

- Что, захотелось тебе симпатичного зверокона себе на платформу? А я уже начал думать, что с тобой что-то не в порядке.

- Захотелось. Действительно, очень симпатичный зверокон. Он скрасит мне тоскливые темные орбициклы в сезон кислотных дождей.

- А кто мне заменит тех бойцов, которых он дезактивирует?... И представь, сколько я потеряю, если он вдруг проиграет бой!

- Не проиграет! Что-то мне подсказывает, что Мегатрон не проиграет не единого боя. Никогда…

- Ты либо рехнулся на почве воздержания, либо…

- Либо, знаю что говорю! Боишься, что он перережет твоих наемников? Давно пора пустить им энергон из центрального топливопровода. Тебе самому не надоела эта банда Терция, сражающаяся без какого-либо намека на правила и принципы? Тебе не противно смотреть на их отвратительные представления? А ведь когда-то ты сам был тренером и имел понятия о красоте боя!

- Терций приносит доход и его знают… Публика обожает жестокие расправы, которые они устраивают над дезактивами.

- А еще за этой компанией тянется хвост из запрещенных стимуляторов, интриг и прочих приятных вещей Не заметил? Или тебя устраивает репутация устроителя боев без правил? А может, ты все-таки хочешь поднять рейтинг своей арены? Показать публике настоящих бойцов, а не извращенцев с расторможенными процессорами?

- Засунь свои автоботские морали...

- Я просто изнутри вижу тот отстойник для шлака, в который превращается твоя арена. И ты знаешь, что я никогда не вру тебе!

Хозяин задумался. Оба трансформера напряженного молчали, разглядывая серебристый корпус, металл которого заметно потускнел уже у них на глазах.

Децимус не выдержал первым.

- Я все сказал. Как поступить - твое дело. Но если между мной и его жизнью встал вопрос о конкретной сумме – вот тебе мой ответ – я ставлю на кон свою жизнь и свое мастерство. Бой один против троих. Это много кредитов, и сразу. Такое редко устраивают даже на Квинтэссе.

- Ты самоубийца? - хозяин удивленно поднял на шаттла оптику.

- Как же мне еще компенсировать твою жуликонскую жадность? Ты же хочешь много заработать и перекрыть потери от нескольких декациклов, пока у тебя не будет полного комплекта в казармах?

- Я всегда хочу заработать. Но потерять тебя было бы еще более глупо.

- А, задумался? Неужели тот квинт посулил за меня сто тысяч кредитов? Или двести? Только не говори, что не показывал ему запись моих тренировок на симуляторе!

- Да, он готов заплатить, но не за тебя - а за лучшего!

- А я и есть лучший. Покажи ему запись моего будущего боя, подыми цену, ты же так любишь кредиты! – отчаянные искры плясали в синих окулярах Децимуса, но фокус их нет-нет, да и метался к показателям приборов на платформе, где медленно остывал корпус Мегатрона.


- Приведите сюда механика! – быстро передал хозяин по внутренней связи и, сделав шаг, сам быстро набрал на клавиатуре в изголовье разборочной платформы какой-то код.

Конструктикон, потирая поврежденную конечность, появился перед ними, опасливо глядя на Децимуса. На мониторе горело сообщение "Две астроминуты до дезактивации".

- Подключай искусственные топливопроводы к его магистралям, энергона даю на 12% объема его баков – сквозь дентопластины бросил хозяин и снова повернулся к шаттлу.

- Я не привык верить тому, что сочиняют про себя те, кто попадают сюда. Но, думаю, ты не врал мне, когда сказал, что прячешься от Правительства. Значит, ты замешан в каком-то очень серьезном преступлении. Меня не проведешь – у тебя взгляд и повадки настоящего убийцы, несмотря на шлаков алозначный пафос, который из автоботских микросхем не вытравишь никакой кислотой...

Децимус не слушал его. Он не отрываясь смотрел, как толстые прозрачные шланги выдвинулись из скрытых пазов по бокам платформы, как они вонзились в освобожденные от защиты магистрали топливопроводов, как торопливо подключались другие провода и системы и как хлынула лиловая мерцающая субстанция внутрь опустошенного корпуса. Искра десептикона ярко полыхнула в ответ. На экране монитора высвечивались цифры и двуцветное оранжево-черное изображение активных и угасших участков систем, а Децимус все так же напряженно вглядывался в разгорающееся пятно Искры, словно пытался угадать ее настоящий цвет.

- Не бойся, – наконец сказал он хозяину, судорожно сглотнув ротовую смазку. - Империя давно потеряла мой след и твой астероид не станут взрывать, стремясь добраться до преступника, которого они когда-то искали. Ты хорошо перекрасил мой корпус, дал новый шлем, а шрамы располосовали мою рожу так, что меня сам Праймас не узнает. Мой псевдоним - это уже имя нарицательное, Терций прав. Именем нашего аэрокоммандера многие назывались и до его гибели, а уж после его дезактивации таких Децимусов, как я, развелось, как шарков в первородном озере.

Серебряный оттенок брони Мегатрона снова стал ярким, его системы, жадно поглащая топливо, включались одна за другой. На экране монитора высвечивалось сложное, но, в месте с тем, необычайно гармоничное строение блоков. Оба трансформера замолчали, не в силах оторваться от экрана.

- Шлак, - грубо выразил свое восхищение хозяин, – словно сам Юникрон его проектировал…

- Корпус идеального убийцы, – тихо отозвался Децимус

- А ты, съехавший с процессора старый болван, не забывай - он все еще остается дезактивом. А по правилам гладиаторских казарм, которым уже сотни астроциклов, им имеет право пользоваться любой наемник, если заплатит.

- После боя отдай его только мне, ненавижу делиться интерфейсными игрушками.

Хозяин расхохотался.

- А вот на это тебе никаких кредитов не хватит.

- Если один из этих троих будет заезжей звездой - и я выиграю - у тебя будет столько кредитов за один бой, сколько тебе не представлялось даже в самых смелых интерфейсных снах!

- Много ты знаешь, сколько кредитов я там вижу, - усмехнулся хозяин.

- А ты пригласи самого знаменитого! Создай шумиху вокруг этого боя, пообещай дополнительное вознаграждение. Все равно чужой его не получит, потому что я его убью! Подумай, только одна трансляция боя с заезжим гладиатором даст тебе лишних пару десятков тысяч кредитов - все его поклонники вынуждены будут ее заказать...

- Впервые вижу, что бы с таким азартом шли на смерть. Хорошо. Ты сам подсказал мне что делать. Двоих…

- Двоих из шайки Терция! – торопливо перебил его Децимус - их осталось десять, включая его.

- Все не оставишь идею очистить мир от скверны?

- Я более прагматичен, чем ты думаешь. Квинт прилетит за новыми гладиаторами через шаркову тучу астроциклов. Хочу жить в чистой казарме, а еще забочусь о твоей репутации.

Хозяин презрительно хмыкнул:

- Жеребьевка или двоих выберешь сам?

- Чтобы они не возмущались - жеребьевка.

- Ладно. Забирай этого серебристого гаденыша и чини его сколько хочешь. А хочешь - не чини, порти дальше. Только раз в четыре декацикла он будет участвовать в жеребьевке наравне со всеми гладиаторами, потому что и ты, и он - это моя собственность.

Децимус сдержанно кивнул и обернулся к притихшему конструктикону:

- Доставай лучшие инструменты, ржавый шлак. Будешь перепаивать каждую схему. Ведь запчастей для таких многорежимников у вас, как я понимаю, нет?

арт от Naihaan к 7-й главе


KTE: Saving Private Megatron by Naihaan on deviantART

Глава 8

К созерцанию чужого ремонта Саундвейв относился с еще большим отвращением, чем к пыткам и насилию. Он не причислял себя к неженкам со слишком чувствительной нейросетью, способным выпасть в офф от зрелища вспоротых магистралей, но четко отдавал себе отчет, что единственный вид деятельности, который он не смог (да и не захотел бы) освоить - это ремонтное дело. Потому ремонт Мегатрона, затянувшийся чуть ли не на пять астрочасов, был отсмотрен на стократном ускорении. Однако, даже на таком темпе разведчик отметил невероятное мастерство ржавого конструктикона и полное подчинение Дэцимуса его указаниям - шаттл послушно выполнял роль подмастерья.

Следующая по счету запись была снова сделана в отсеке Дэцимуса, куда десептикона и перенесли на подзарядку после ремонта. Осторожно уложив серебристый корпус четко по центру, на самое лучшее место для подбора заряда, шаттл долго возился с настройками платформы. И разведчик очень быстро догадался, почему - даже когда датчики на мониторе платфомы показали, что критическая точка уровня заряда пройдена, Мегатрон не пришел онлайн. Дэцимус хотел, чтобы его протеже полноценно зарядился. И только когда трехмерный шар на мониторе, обозначающий уровень заряда, полностью окрасился в синий цвет, настройки платформы подали импульс, запустивший программу загрузки.

Оптика Мегатрона вспыхнула. Несколько астроминут он лежал неподвижно и Саундвейв догадывался, сколько новой информации отобразилось в процессоре десептикона при диагностике своих систем. Осуществив проверку, Мегатрон неспешно приподнялся на локтях, озираясь по сторонам, затем несколько сжал и разжал правый кулак. удостоверившись, что манипулятор полностью восстановлен, он исподлобья уставился на Дэцимуса, стоявшего посреди отсека.

- Опять ты…

- Я, Мегатрон, – спокойно ответил шаттл.

Его поза с заложенными за спину манипуляторами казалась вызывающей.

- Раз я снова в этой ржавой норе - значит, все еще функционирую и пока не попал в Антиматрицу, - проскрежетал десептикон с кривой ухмылкой, – думаю, что там платформы комфортнее.

- Будешь очень настаивать, я обеспечу тебе Антиматрицу здесь, - усмехнулся Децимус.

Десептикон долго молчал, сканируя бывшего автобота взглядом, и вскоре догадался:

- Так ты выкупил меня, автошлак!

- Да, Мегатрон, - голос шаттла оставался до раздражающе спокойным.

Серебристый трансформер прищурил оптограни. На его лицевой пластине отразилось брезгливо-безразличное выражение крайнего упрямства и вечной готовности ко всему. Тем не менее, он позволил себе пошутить.

- Ты сделал это, чтобы нагло присвоить мою долю за выигранные бои с этими крылатыми уродами?

- Твоя доля – пылинка в космосе. Или на твоем счету миллионы, чтобы заинтересовать меня финансово? – парировал Децимус.

- О, да! У меня на личном счету минус сто семь тысяч кредитов. По пятьдесят списывалось при каждом приговоре к дезактивации, а на семь я ушел в минус еще до того, как попал в штрафное подразделение. Слишком частые посиделки с танками из моей бригады в разных веселых местах... А очередную выплату после ссоры с моим командующим мне так и...

- Вот я и подумал, что мы с тобой, сочтемся по-другому, - перебил его автобот и почему-то отвел взгляд.

Мегатрон иронично кивнул и с удовольствием, до хруста в шарнирах, вытянулся на платформе, заложив манипуляторы за голову. А затем смерил фигуру своего спасителя оценивающим взглядом.

- На самом деле я плохо умею раздвигать ноги и облизывать коннекторы, и вообще – бездарнее слуги или интербота во всей Галактике не сыщешь, - сказал он наконец.

- Конектор подождет. А вот использовать твою длинную глоссу по назначению - это идея. И я докажу тебе, что ты далеко не бездарен. Будешь каждый орбицикл вылизывать мою боевую броню до зеркального блеска.

- А глоссой обязательно? - поинтересовался Мегатрон с неподдельным любопытством.

- Обязательно. Это гарантирует, что хотя бы в это время ты будешь молчать... А броня - вон она, валяется в углу, - Дэцимус указал на груду невообразимо грязных и местами проржавевших сегментов внешней брони.

Мегатрон весело оскалился во всю ширину дентопластин, сверкнув двумя острыми выступами-клыками.

- Слишком много грязи. Ультразвуковая камера справится с этим лучше меня.

- Ну тогда тебе точно придется раздвинуть ноги, иначе какой смысл тебя держать? Я купил тебя у хозяина за большую сумму, должен же я как-то вернуть эту инвестицию.

- Судя по всему, во время ремонта мне поставили нулевую внешнюю насадку на порт. Я давно решил беречь свою невинность! Клянусь Праймасом, с первого же дня создания! В первый раз у меня не вышло, но может потому Праймас дал мне второй шанс, как ты думаешь? Теперь насегда останусь нулевкой, и квинт с тобой, броню вылизывать не буду, но займусь уборкой в твоем скопище хлама, - Мегатрон кивнул на сваленную в углу кучу деталей.

- Tолько попробуй! Думаешь, я позволю твоим кривым манипуляторам их коснуться? Пропади хоть одна железка – и я выломаю аналогичную из твоего корпуса! Уж лучше валяйся на платформе целыми днями и ничего не трогай. А главное - молчи!

Лицевая пластина Мегатрона внезапно стала серьезной и жесткой.

- Перестань кривляться, автобот, и скажи мне правду - у тебя не могло вчера быть такой суммы, чтобы внезапно стать владельцем личного раба.

Лицевая пластина шаттла, было повеселевшая от шутливой солдатской беседы, тоже помрачнела.

- Тебя будут выпускать на арену. Теперь ты такой же гладиатор, как и любой из нас, но, в отличие от наемников, у тебя нет никаких прав. Первая жеребьевка через десять астроциклов. И ты до сих пор дезактив, а это значит, что тебе придется сражаться только с матерыми наемниками. Я смог заплатить только за то, что ты останешься в живых сегодня.

- Не уходи от ответа, автобот, - Мегатрон сверлил своего спасителя злобным взглядом.

- Ты утроил сумму, что у меня была, своей победой. Так что считай, отчасти ты сам себя спас. Я действительно поставил на тебя все, что успел накопить за время пребывания здесь.

- Не делай из меня беспроцессорного идиота, я вполне представляю, сколько нужно заплатить, чтобы оставить дезактива в живых, а потом в этой шарковой норе восстановить ему все сожженные микросхемы. Особенно учитывая жадность красного квинтячьего шлака - хозяина этого борделя.

Децимус расцепил сложенные в замок кисти.

- Через сорок орбитальных циклов я буду выступать в показательном бою, чтобы полностью выкупить твою жизнь, – сказал он наконец, – такой ответ тебя устраивает?

- С кем будет твой бой?

- Неважно, я сам выберу того, с кем хочу встретиться. А посему – это мое дело, не твое. И моя забота.

- Значит, я твоя собственность, - Мегатрон снова улыбнулся, стараясь сбить напряжение, зазвучавшее в голосе каждого из них, - выходит, между моей свободой и пребыванием здесь стоишь ты? Не будет тебя, и я могу лететь куда захочу? Интересно, что мне выбрать - убить тебя на арене или перегрызть тебе магистральный топливопровод, пока ты будешь заряжаться?

Дэцимус подошел к платформе и размашистым толчком спихнул Мегатрона на пол. После чего преспокойно улегся на платформу по самому центру и сказал:

- Точи клыки и когти, звереныш, потому что на арене у тебя нет никаких шансов.

Десептикон, с грохотом упав на пол от этого толчка, тут же быстро поднялся, нисколько не обидевшись на унизительный удар.

- Шлак! А где же буду заряжаться я?

- У тебя и так полный заряд, теперь моя очередь.

- Но я не успел провести дефрагментацию накопителей, а я привык это делать в горизонтальном положении!

Дэцимус обвел широким жестом отсек:

- Весь пол в твоем распоряжении. Когда-то, еще на Кибертроне, у меня был ручной зверокон, так он любил отдыхать в камере ультразвуковой чистки. Если тебе там будет удобно, я не возражаю.

Мегатрон неторопливо прошелся вдоль стены. Помещение было небольшим и рослому десептикону было достаточно десяти небольших шагов, что бы пересечь его из конца в конец. Потом он медленно сел, опершись спиной о стену и вытянув длинные ноги. Алая оптика задумчиво смотрела в пол, на его мелкую сетку, через которую просеивался мелкий магнитный песок арены, высыпавшийся из сегментов внешней брони галдиаторов, выживших в бою.

- Я буду выходить на арену, как и все, – тихо сказал десептикон, - меня это устраивает, потому что, возможно, мне повезет, и рано или поздно моим соперником окажется этот ублюдок с искусственными зелеными линзами. И я разорву его на части.

- Заткнись, – не активируя оптику, тихо сказал Децимус.

- Но мне не дает покоя один и тот же вопрос – зачем ты Юникрон знает какой раз спасаешь мою Искру, автобот?

- Заткнись, – повторил шаттл, повысив голос, - или я запущу в тебя чем-нибудь!

- И я рано или поздно все узнаю, - упрямо повторил Мегатрон.

Дэцимус быстро и молча перегнулся через платформу, схватил валявшийся рядом с нею сегмент боевой брони Мегатрона - одну из наплечных накладок, и со всего размаху запустил прямо в лицевую пластину десептикона. Он проделал все настолько молниеносно, что Мегатрон едва успел увернуться от куска металла, который упал рядом с ним, отскочив от стены.

- Промазал, шарк крылатый, - сказал Мегатрон, снова сверкнув улыбкой и острыми клыками. Дэцимус ничего не ответил. Он уходил в режим подзарядки.

Поведение Децимуса вызывало у Саундвейва все больше и больше вопросов и он прекрасно понимал настойчивость Мегатрона в попытках выяснить причины такого благорасположения к никому не известному дезактиву-убийце. Странное благорасположение, вплоть до жертвы собственной жизнью. А то, что это была еще какая жертва, разведчику пришлось убедиться, когда он отсмотрел запись выбора соперника для шаттла на будущий показательный бой.

Выбор этот происходил, по-видимому, в личном отсеке хозяина арены. Помещение было большим и светлым - из-за того, что проем для освещения отсека был во всю стену, с регулированием прозрачности стекла. Платформа была небольшой - на ней с большим трудом бы поместился даже Саундвейв, и было понято, что она была выполнена под заказ точно по габаритам хозяина. Один угол полностью занимала рабочая консоль с трехмерным проектором изображения.

Хозяин арены стал перед консолью и начал настраивать поисковую систему по архивам, доступ к которой был закрыт несколькими криптоключами. Информация о текущем положении дел в нелегальном гладиаторском бизнесе должна была быть, безусловно, хорошо закрыта от любопытствующих.

Чтобы изображение с трехмерного генератора виделось им обоим одинаково, Децимус просто уселся на пол, скрестив ноги. Хозяин остался стоять - их лицевые пластины были почти вровень.

Наконец система доступа к информации была разблокирована и первым вопрос задал Децимус.

- И какова сейчас актуальность твоей версии?

- Полная достоверная информация по состоянию на семь декациклов назад.

Шаттл хмыкнул и покачал головой.

- Жадничаешь платить за более частые обновления? - сказал он насмешливо, - да за семьдесят кибертронских орбитальных циклов от половины кандидатов остался ржавый хлам. Придется выбирать так, чтобы наверняка был еще жив. То есть, среди лучших.

- Всех режут, мой друг, слабых - в бою, а так называемых лучших - где-нибудь в притоне или борделе, - отпарировал хозяин. - Но я сам только за то, чтобы найти идеального кандидата. С чего начнем? Какие сектора будем рассматривать?

- Начнем, и закончим, мой друг (Децимус с едва заметной иронией передразнил хозяина), с Кибертрона. На звезд с Квинтессы мы пока замахиваться не будем - там заоблачные гонорары. А вот Каонские головорезы вполне подойдут.

- А почему не кого-нибудь из соседней системы?

- Я ведь уже говорил тебе, трансляция! Поклонники гладиатора из соседней системы просто прилетят сюда, а потом окажется, что твоя захудалая арена не вместит всех, и будет скандал. А с Кибертрона мало кто доберется.

- Откуда ты знаешь?

- Разве ты не знаешь публику, которая больше всех молится на гладиаторские бои? Сотни тысяч десептиконов, больше чем во всех окрестных системах вместе взятых! Они трудятся в шахтах и на перегонных заводах - бывшие боевиконы, которых загнали в промышленные резервации без права свободного передвижения. Они привязаны к своим производственным ячейкам, как рабы. Добраться сюда без телепорта - это три световых орбицикла, и обратно столько же. Увольнительные у них не более одного-двух дней в декацикл. А на телепорт у них нет средств.

- Ну, тебе виднее, - усмехнулся хозяин, - я не был на Кибертроне с переломного момента в Великой Войне, а ты?



Децимус не ответил.



Хитро посмеиваясь, хозяин задал в систему поиска отбор по оставшимся в живых гладиаторам Каона. В живых - по состоянию на 70 орбициклов назад, ведь совершенно понятно, что многие из них за этот срок уже ушли в иной мир.

Лицевая пластина черно-серого автоботского шаттла оставалась непроницаемой.

- Трансляцию поединка со своим любимцем закажут все, поверь мне, — спокойно сказал он, - будет тебе такой дополнительный доход, о котором ты и мечтать боялся.

На экране появился длинный список.

- Ну вот, сто шестнадцать наемников, а заключенных и дезактивов у них нет, сам понимаешь, близость к столице, - сказал хозяин наконец. А потом, подняв фокус своих бледно-голубых линз вровень с синими линзами шаттла, добавил, — надеюсь, ты знаешь, что делаешь. На этой арене ни разу не выступали Кибертронские звезды.

- Выводи проекции первой двадцатки, - не дрогнув, скомандовал Децимус и хозяин немедленно задал критерии отбора.

Наемники каждой территории рейтинговались по количеству выигранных боев, уровню мастерства владения разным оружием и еще десятку критериев, которые Саундвейв узнал, работая давным-давно, еще до восстания, помощником хозяина похожей арены в Каоне.

Перед лицами серо-черного шаттла и красного грузовика замелькали трехмерные проекции и данные о двадцати лучших наемниках Каона - и они были один другого краше. Одни бывшие боевые механоиды - десептиконы, в основном крупные летные и оружейные альтформы, и всего один транспортник.

- Давай еще раз, - сказал он, когда демонстрация прервалась и проекция 20-го номера неофициального и нелегального рейтинга звезд-убийц из Каона медленно растаяла в воздухе. Хозяин нажал на кнопку повтора.

Децимус задумчиво просмотрел информацию четыре раза подряд, и ни разу даже оптогрань не поднял, внимательно смотря на своих потенциальных соперников и анализируя что-то. Саундвейву тоже показалось, что он тоже видел знакомые лицевые пластины и корпуса.

- Может, ты соизволишь поделиться своими мыслями? - с издевкой спросил хозяин, когда запись включилась в пятый раз.

- Для настоящего представления выбирать нужно самого большого и страшного, - сказал Децимус. - Я принял решение. Номер одиннадцать.

Хозяин кивнул, вывел в проекцию все данные о номере одиннадцатом. Когда в трехмерном цилиндре видеопроектора появилось изображение гладиатора в полный рост, с прилагающимся в правом углу списком его технических характеристик, красный колесный недвусмысленно выругался, а Саундвейв почувствовал, как энергон застыл у него в основном топливопроводе.

- Маркус, прозвище Астротрейн, - слегка охрипшим голосом сказал хозяин и добавил, - я догадывался, что ты съехал с процессора по полной, Децимус...

- Ты плохо меня знаешь, а о моих способностях на арене тем более, – лениво отозвался шаттл.

- Я видел разные варианты сублимации интерфейсного влечения, но что бы так… - у хозяина не находилось слов. Тем не менее, он жадно изучал список достоинств «Звезды Каона» под номером одиннадцать.

Синие линзы шаттла светили спокойным светом, по выражению лицевой пластины ничего нельзя было понять. Но Саундвейв уже ощущал настойчивые импульсы, идущие из блока предчувствий. Совершенно ясно - выбор Децимуса сделан осознанно и вовсе не желание спасти Мегатрона любой ценой было его основой.

- И как же мы будем его заманывать в нашу дыру? – наконец спросил хозяин, отодвинувшись от проекции, на которой ярко выделялась мощная крылатая фигура огромного трансформера.

Несомненно, это был он - нынешний командующий транспортной авиацией, огромный трехрежимник - шаттл и супер-грузовик. Он совсем не изменился - даже фиолетово-желтый раскрас не поменял с тех пор, даже форму шлема, даже форму крыльев и цвет протекторов на всех тридцати двух колесах. Одно отличие от Астротрейна сегодняшнего все же было - темно-сфиолетовые витьеватые татуировки на лицевой пластине, которые он полностью стер незадолго до восстания.

Саундвейв почти никогда не интересовался прошлым молчаливого, замкнутого и мрачноватого трехрежимника. Было ясно, что когда-то и он был в кибертронской армии во время Великой Войны, что когда-то и он ее покинул, и не совсем легально, когда-то и он был в гладиаторском или пиратском бизнесе - все там были! А вот гладиатора по прозвищу Децимус, похоже, вообще не интересовало его прошлое.

Что же он знал об Астротрейне, чтобы в эту минуту совершенно спокойно начать обсуждать с хозяином подробности приглашения заезжей звезды такого уровня?

- Ну, заманим мы его сюда, во-первых, гонораром. Пообещай ему сто тысяч за победу. И только за победу. Скажи, что бой будет один на три, и у него будет целых два помощника. Обязательно оплати телепорт туда и обратно для него и его сопровождающих, это придаст ему уверенности, что...

- Ты понимаешь, что этот громила в полтора раза крупнее тебя? – нервно перебил его хозяин, - я вообще не представляю, КАК можно победить эту махину!

- Не в полтора, а всего на 15%. Читай внимательнее файлы с его характеристиками. А если я приделаю дополнительную броню, мы почти уравняем наш вес. И пусть он выглядит намного крупнее - он транспортник, много пустого пространства внутри... Да это и сыграет нам на руку. Так и должно быть, это приведет к тому, что все будут ставить на него, а не на меня. Тем более, будут ставить его каонские поклонники. Если ты наконец отрегулируешь систему дистанционного приема ставок, ты получишь в десятки раз больший доход, если я выиграю. Я понимаю, раньше тебе было достаточно той системы, что работает при арене, но уж здесь не пожадничай.

- А ты помнишь, что при всем при этом тебе придется сражаться не с одним, а с тремя наемниками?

- С тремя как раз не страшно, трое, нападающие на одного, мешают друг другу.

- Квинт побери, чем я могу помочь тебе выиграть этот бой?! Я ведь вижу, что это чистое самоубийство!

- Только одним - дай мне взять оружие в оба манипулятора и выпусти сперва только двоих из наших казарм. А вот когда я их измотаю, выпускай этого каонского монстра и так поглядим, чем все кончится!

- Он убьет тебя!

Было видно, что хозяин страшно злится, но процессор его безнадежно забит цифрами. Две такие странные сделки. Одна, с Асротрейном - реальная возможность сыграть на чувствах готового на все раба. Другая – более туманная выгода в будущем от продажи все того же раба, который может и не дожить до сделки погибнув где-нибудь в темном коридоре, при встрече, например, с той же бандой Терция…

– Он убьет тебя, я потеряю лучшего своего тренера и надежды выручить за тебя приличную сумму, – подытожил хозяин, видимо определяясь со своим выбором.

Децимус презрительно посмотрел красному грузовику прямо в лицо:

- Когда моя Искра погаснет, ты выплатишь Маркусу, по прозвищу Астротрейн, его гонорар. После чего возьмешь вооруженную охрану, войдешь в мой отсек и с абсолютным цинизмом, коего тебе не занимать, дезактивируешь моего многорежимника, а затем продашь его по частям. Это скрасит твою скорбь по моей беспутной жизни. Сам понимаешь, сколько могут стоить его запчасти.

Хозяин долго и неподвижно глядел в окно, из которого открывался вид на пыльный тюремный двор. Он молчал несколько минут, громко свистя вентиляцией и о чем-то размышляя, а потом резко повернулся к шаттлу, сидящему на полу, и, окинув его злобным взглядом, кивнул.

- На таких условиях я согласен.