15:04 

Гладиатор (продолжение)

KTE-cats
разве можно серьезно говорить о добре и зле...
Авторы: ravagekitty, ferrum_glu
Фэндом: Transformers:
Персонажи: Децимус/Мегатрон
Рейтинг: NC-21
Жанры: Приключения, Слэш (яой), Ангст, Драма, Экшн (action), Даркфик, Hurt/comfort
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие, Изнасилование, Групповой секс, Кинк

Глава 12

Если бы Саундвейв мог, он бы сразу заглянул в конец записи и удовлетворил свое любопытство. Но ридер сигнализировал ему о целой системе паролей возрастающей сложности, выстроенных от начала к концу видеоряда. Выбора не оставалось. Размышления о прошлом Шоквейва и будущем Децимуса окончательно привели Саундвейва в уныние, и он поклялся сам себе не строить никаких предположений, пока не просмотрит всю запись до конца. И, как только декодер подобрал очередной пароль, разведчик жадно впился взглядом в экран ридера.

С лязгом отворилась тяжелая дверь в отсек. На пороге появились трое: хозяин, охранник и Децимус. Мегатрон сидел на полу, вытянув нижние манипуляторы, прислонившись к тюремной стене и безучастно запрокинув голову. Странно, что он не стал заряжаться, пока платформа была свободна. Зная натуру Мегатрона, Саундвейв был уверен – десептикон пребывал в крайней степени подавленности. Только догадаться об этом Мегатрон не позволил бы никому. Вошедших - хозяина и охранника – которые шли впереди, он удостоил лишь презрительно слабым проблеском оптики, но когда увидел возвышающуюся за ними мощную фигуру Децимуса, активировал линзы, скрипнул когтями по решетке и выпрямился, опираясь ладонями об пол. Децимус вышел вперед.

- Теперь этот гаденыш твой по праву, автобот, – ядовито сказал, точно плюнул отработкой, хозяин.

Децимус усмехнулся и проследовал к платформе, перешагнув через длинные ноги Мегатрона. В углу он разоблачился, скинув разгоряченные элементы внешней брони прямо на пол. Даже через камеры слежения было видно марево, идущее от раскаленных внутренних систем шаттла. По мощной серой спине текли струи не успевающего испариться хладагента. Было несложно оценить недавний уровень активности систем гладиатора – и оценить тяжесть боя. Мегатрон внимательно наблюдал за плечистой фигурой Децимуса, а потом повернул бледную лицевую пластину к остальным и беззвучно оскалился. Охранник за спиной хозяина сделал неприличный жест, зло блеснув желтыми линзами, но тут же поспешил ретироваться поближе к выходу. Хозяин же плюнул по-настоящему, подчеркнуто-брезгливо, не скрывая своего отношения к ситуации. Децимус только бодро подмигнул Мегатрону:

- Ну что? Появилась надежда прожить еще один бессмысленный кусок жизни, а, звереныш?

Мегатрон не ответил. Его взгляд и ухмылка категорически не соответствовали друг другу.

Хозяин рассмеялся неприятным дребезжащим смехом.

- Ты думаешь, эта тварь когда-нибудь смирится со своим положением, Децимус? Да он перегрызет тебе центральные магистрали, пока ты будешь заряжаться. И не страшно тебе будет развлекаться с такой игрушкой?

- Я извращенец, – ласково успокоил его шаттл, не отрывая внимательного взгляда от лицевой пластины Мегатрона, – кроме того, я точно знаю, что у него другая цель. И эта цель – не я.

Хозяин хмыкнул.

- Не забывайте, что вы оба принадлежите арене, а следовательно - мне. Я снисходителен к слабостям. Ты просил не светить твою драгоценную уродливую фейспластину на транслируемых поединках – я выполнил твою просьбу. Я сделал тебя тренером. Но твое содержание ради призрачной перспективы, Децимус, обходится мне недешево. Этот бешеный шарк будет окупать мою доброту, выходя на арену каждый декацикл, согласно жеребьевке. Он должен научиться радовать публику, чтобы приносить доход и не злить меня. Каждый декацикл, слышишь!? – хозяин пнул ступню Мегатрона. Десептикон даже не пошевелился.

- В таком случае мне придется тренировать его в общем зале со всеми. Он нуждается в тренировках каждый орбитальный цикл и в дополнительной порции энергона. Но в тренировках – особенно! – весело сказал Децимус, с наслаждением перехватив злобный взгляд Мегатрона.

Хозяин невнятно выругался, что, судя по тону, означало согласие и, круто развернувшись, покинул отсек. Охранник вышел за ним, напоследок смерив фигуру сидящего на полу десептикона недобрым взглядом желтой оптики.

Овал иллюминатора – источника естественного освещения, заметно потускнел. Децимус молча лег на платформу и, заложив манипуляторы за голову, уставился на показатели хронометра, вмонтированного в стену.

- Двенадцать астрочасов до следующей световой фазы , – тихо сказал он. – Следующий бой декацикла завтра.

Мегатрон молчал, только уголки рта его еле заметно дергались.

- А потому снова неизвестность, – Децимус, не глядя, потыкал пальцем кнопки в изголовье платформы, настраивая ее на максимальный режим. Его броня медленно остывала, щели между сегментами сглаживались. Автобот удобно устроился в самом центре платформы, всем своим видом демонстрируя покой и умиротворение.

На какое то время воцарилась тишина.

- Зачем ты это сделал? – первым нарушил молчание Мегатрон.

- Что?

- Рисковал. Победил… ТАК победил.

Шаттл шумно вздохнул, прокачав вентиляцию и выпустив остаточный пар из щелей между сегментами.

- Поверь, звереныш, в этой схватке был свой смысл.

- Ты расскажешь мне о нем?

- Расскажу, когда увижу, что ты перестал прятать за благородным желанием мести свои другие малодушные желания.

- Да как ты смеешь… - тихо прошипел Мегатрон.

- Смею, Мегатрон, смею, – печально сказал Децимус, – я слишком хорошо знаю, как ломают волю к жизни в застенках имперских тюрем. Ломают даже таких, как ты.

Кулаки Мегатрона сжались. Но Децимус притушил оптику и совершенно расслабился, не обращая на опасного сокамерника ни малейшего внимания.

- На внутренней поверхности твоего моторного отсека выбито клеймо спец-распределителя на G-65 – его не трудно было разглядеть и сопоставить факты, - продолжал шаттл. - Или ты забыл, что я дважды чинил тебя?

- Какого шарка…

- Какого шарка ты не заряжался, Мегатрон, если эта платформа была в полном твоем распоряжении несколько астрочасов!? – резко оборвал его Децимус. - Уже завтра тебе предстоит выход на арену. Платформа одна, а нас двое. Теперь тебе придется преодолеть свою гордость, а вместе с ней и желание сдохнуть, каким бы сладким тебе не казалось ни то, ни другое.

- Ты хочешь сказать, что я должен лечь на эту платформу рядом с тобой?

- Я не брезглив. А ты? Могу тебя успокоить - космической ржавчиной я не страдаю, – испещренное шрамами лицо Децимуса расплылось в улыбке. Оптику он так и не включил, но шумно дрогнул всем корпусом и, скрежеща выступами брони по ободранному покрытию старой платформы, подвинулся, освобождая место напротив стены.

- А не пошел бы ты..! – грубо ответил Мегатрон.

- Эмоции будешь выражать на арене. Завтра тебе точно представится такая возможность.

- В моих узлах вполне хватит заряда медиатора на целый бой.

- Уверен? А если боев опять будет несколько?

- Да лил я отработкой на твои пророчества! Я привык доверять своему чутью. Оно меня никогда не подводило.

Децимус повернул голову, активировал оптику и внимательно посмотрел на белую, перекошенную от злости физиономию десептикона.

- А если завтра жребий выберет Терция?

Мегатрон не ответил. Но Саундвейв видел, что шаттл задел самое слабое звено в обороне десептикона. И действительно, не прошло и клика, как Мегатрон порывисто встал, хрустнув всеми суставами, сплюнул в угол ротовую смазку и размашисто переместился на правый край платформы.

- Мне до шарка ржавого все твои принципы, автобот, все твои тайны, знания и твое паскудное желание копаться в моей Искре, - сказал он и улегся на платформу, грубо тесня шаттла с середины, где напряженность поля была максимальной.

- Так-то оно лучше, – усмехнулся Децимус, поворачиваясь на бок, – зря я что ли демонтировал крылья. Они мне дороги как память и как защита от случайного удара сзади. Хотя, впрочем…

- Мне сейчас не выгодно убивать тебя. Так что можешь заряжаться спокойно, – ответил Мегатрон, – что же до твоих крыльев… Ты прав, они действительно бы мешали нам уместиться на этом ржавом шлаке.

- А теперь, если ты на время подавил свои инстинкты убийцы, будь любезен - не упрямься и повернись ко мне спиной, – тихо ответил Децимус, - поступай со мной так же, как делал в прошлом, когда заряжался на общей платформе в штрафных войсках. Спина к спине - старый проверенный способ. Сам знаешь, если пустить ток по общему контуру, заряд накапливается быстрее.

Мегатрон выругался, но, видимо, посчитал выше своего достоинства задавать еще какие-либо вопросы относительно всезнайства Децимуса, и повернулся на левый бок. Их спины с легким стуком соприкоснулись. На лице Децимуса появилась тихая самодовольная улыбка. Они долго молчали, и Саундвейв уже решил, что оба погрузились в спящий режим, как неожиданно Мегатрон сказал:

- Ума не приложу, как тебе удалось справиться с этим монстром. Пока тебя не было, охранники заходили и показывали мне характеристики всех бойцов на датападе. Они были настолько уверены, что ты проиграешь, издевались, рассказывая, как меня будут живьем разбирать на детали после твоей гибели... И я не выдержал.

- И что?

- Я поспорил с ними. Я поставил на то, что ты победишь в последнем поединке.

- У тебя же ничего не было, чтобы ставить?

- Я заложил твои крылья, которые ты так кстати оставил в отсеке. Ставка один к ста.

- Ты повредился процессором?! Как ты догадался, что я выиграю именно последний бой, а не все три? Даже я был уверен в обратном!

- Поставь я на твою победу во всех трех поединках – быть тебе сейчас бескрылым, автобот, – тихо засмеялся Мегатрон. - Но нам повезло. И крылья целы, и охрана задолжала мне до шарка кредитов. Разумеется, никто мне ничего отдавать не будет. И врагов снова нажил...

- И часто у тебя срабатывает подобное чутье?

- Иногда, – ответил Мегатрон после некоторой паузы и нехотя добавил, – в моменты отчаяния…

- Вот оно как, – резюмировал Децимус, - теперь для меня еще кое-что прояснилось, - Мегатрон напрягся, надеясь услышать пояснения. Но упрямый шаттл не стал ничего объяснять, а, притворившись уходящим в спящий режим, отшутился: - напомни, пожалуйста, чтобы с утра я набил тебе фейсплейт за то, что рисковал моими драгоценными крыльями. Кстати, они не мои. Но здесь, в этой казарме, служат мне исправно.

Саундвейв долго наблюдал на мониторе картину двух неподвижных корпусов огромных трансформеров, заряжавшихся спина к спине на неудобной платформе. Линзы Децимуса освещали стену напротив. Бывший командор не уходил в режим глубокой подзарядки. Разведчик мог поклясться – он размышлял в тот момент над тем, что Саундвейв уже знал, цикл за циклом изучая своего непредсказуемого хозяина. Децимус думал о расторможенном блоке предчувствий Мегатрона – одной из особенностей будущего лидера десептиконов, позволившей ему не только выжить, но и в дальнейшем выиграть войну.

Новая запись, по-видимому, была сделана на следующее же утро. Это был весьма короткий и жутковатый эпизод, произошедший между Мегатроном и тюремным охранником.

Камеры зафиксировали двух трансформеров, идущих по темному коридору. Мегатрон шел впереди, его запястья были скованы магнитными захватами за спиной. Их обычно одевали приговоренным, когда вели на казнь. Но сейчас, похоже, подобное унижение совершенно не волновало пленника. Он несколько раз оборачивался и презрительно усмехался, глядя в лицевую пластину своего провожатого. Охранник - тот самый, с желтыми линзами - шел сзади, сжимая в манипуляторе электрошокер в виде длинного копья. Как только коридор сделал изгиб, тюремщик внезапно резко ткнул заключенного тяжелым древком копья, прижимая к стене. Мегатрон, едва не потерявший равновесие, резко обернулся. Потрескивающий фиолетовыми молниями набалдашник электрошокера нацелился в грудь десептикона.

- Если ты мечтаешь получить кредиты за вчерашний спор – забудь, – сквозь сжатые дентопластины проговорил желтоглазый, – ты по-прежнему бесправный кусок шлака, а значит, вне законов этой арены.

- Не делай резких движений, – мрачно сказал Мегатрон, - они меня дестабилизируют.

- И что с этого? – усмехнулся охранник.

Десептикон внезапно наклонился вперед, приподнял манипуляторы и рывком перевернул их на переднюю сторону туловища. Саундвейв услышал громкий щелчок - это вышел из пазов правый плечевой шарнир, тут же встав на место. Линзы Мегатрона - Саундвейв хорошо знал этот взгляд - не сулили ничего хорошего. Охранник выставил вперед копье, его лицевую пластину перекосило от злобы и страха.

- Не ожидал такой подвижности от моего недавно сломанного плеча, а, урод? - презрительно сказал Мегатрон. - За это нужно благодарить вашего ремонтника. Он внес в мое функционирование еще одну степень свободы. Но, думаю, вы в этой дыре вообще ничего не слышали о способностях многорежимников.

- Не смей приближаться или я выведу из строя твою нейросеть!

Фиолетовые молнии шокера с треском коснулись серебристой брони, жаля глубокий оттиск старинного клейма штрафников, любезно переименованный Империей в официальный символ десептиконов. Даже при тусклом освещении был виден дымок, идущий от груди Мегатрона. Десептикон не дрогнул. Он знал – полностью выводить его из строя перед самым боем никто не будет. И эта мысль, несмотря на боль, заставила его широко улыбнуться в лицо охраннику.

- Упрямый ублюдок, – хрипло сказал тот. - Я вызвался сопровождать тебя потому, что жажду посмотреть, как ты сегодня сдохнешь!

- Да неужели? - оптограни Мегатрона сощурились.

- Я слышал, что против тебя выставили самого опытного бойца из всей компании шаттлов-наемников.

«Терций?!!» - подумал Саундвейв и даже вздрогнул от этой новости. Видимо, его будущий лидер подумал то же самое, потому что его лицевая пластина из просто злобной, вдруг стала задумчиво-безмятежной. Мегатрон выпрямился и смерил корпус охранника внимательным, холодным взглядом. Тому стало не по себе от такого беззастенчивого разглядывания. Голос десептикона стал почти ласковым, несмотря на хрип испорченного вокалайзера.

- Так вот значит что… Тогда задерживаться нам не стоит. Арена переполнена и жаждет пролитого энергона, а бой состоится при любом раскладе.

- Что ты хочешь этим сказать?

Наконец Саундвейв догадался, что так привлекло внимание Мегатрона. Десептикон изучал накладной пояс своего сопровождающего. Саундвейв укрупнил изображение. Так: бластер, несколько пар наручников и… небольшое взрывное устройство с таймером. Такие устройства часто использовались для направленных взрывов в малогабаритных помещениях…

- Я хочу сказать, что мне, наверное, простят небольшое нарушение правил этого шлакового отстойника, именуемого гладиаторской ареной!

Линзы Мегатрона вспыхнули алым. Скованные манипуляторы перехватили древко шокера с такой быстротой, что охранник, не успевший разжать пальцы, полетел вперед. Мегатрон изогнулся, скользящим движением обходя опасные молнии. Электрошокер, лишь немного оцарапав броню, прошел по дуге. Десептикон, оказавшийся за спиной противника, размашисто ударил его по затылку сцепленными манипуляторами. Охранник упал на колени и выронил копье. Еще мгновение потребовалось Мегатрону, чтобы подставить скованные запястья под поток излучения. Почти клик он терпел сильную боль, уже не сдерживая дрожь корпуса. Наконец, замок креплений разблокировался и, не успевший толком подняться с пола охранник, оказался в смертельных объятиях.

Чтобы оборвать его жизнь, Мегатрону потребовалось лишь несколько астросекунд. Саундвейв неоднократно видел эти приемы. В одно мгновение, вместе с частью проводов, был вырван вокалайзер охранника. Энергон потоком хлынул из поврежденного центрального топливопровода. Потом на пол полетела сорванная с креплений внешняя грудная броня. Последний удар пришелся кулаком в уже в менее защищенный грудной отсек. Мегатрон ударил строго по центральному каналу и сразу же провалился внутрь. Корпус с проломленной броней, пляшущий в конвульсиях, насаживался на манипулятор все глубже и глубже, пока из жуткой расщелины не брызнула выпущенная на свободу плазма. Еще несколько мгновений Мегатрон крепко держал искрящий проводкой корпус, прижимая к себе – крепко, словно любовника. Черные пальцы другого манипулятора сомкнулись на контейнере с бомбой и сорвали его с пояса. Отшвырнув дезактив охранника, Мегатрон брезгливо пнул его ногой, спрятал бомбу в субкарман на бедре и почти бегом направился к светящемуся вдалеке проему высокой арки, ведущей на арену.

Он вышел из атриума со свободными манипуляторами, по локти испачканными в энергоне. Арена, гудящая словно огромный улей инсектиконов, притихла. Хозяин и Децимус, сидящие в ложе судей, непроизвольно вскочили. Мегатрон медленно шел по белому песку. В центре арены, спиной к нему стоял высокий крылатый соперник. Взгляд десептикона был неотрывно прикован к красному корпусу. Он не обратил внимания на гневный вопль, донесшийся из судейской ложи и на крики других охранников, запоздало выбежавших из атриума. Он уже понимал, что поспешил…

Соперник обернулся. Это был НЕ Терций…

Глава 13

- Он ответит за все, твой бешеный шарк, – злобно произнес хозяин, садясь на место.

- Дай ему хотя бы провести бой, – мрачно сказал Децимус.

- Да уж непременно. Я ведь не могу остановить представление, на которое собралось столько уважаемого народу. Пусть сражается, но лучше бы ему погибнуть в этом бою, потому что в казарму под твои теплые крылышки он на этот раз не вернется. Отправится прямиком в тюремный блок.

Децимус не ответил. Он скрестил манипуляторы на груди и старался успокоиться, сверля пространство впереди себя злым взглядом. Толпа гудела и сигналила. Закулисные тюремные интриги ее не волновали, как и испачканные свежим энергоном манипуляторы одного из бойцов. Толпа жаждала только зрелищ.

- Приступайте! – крикнул хозяин, и судья дал гонг.

Саундвейв довольно отстраненно наблюдал этот бой Мегатрона, отмечая, однако, необычайное холоднокровие, с которым десептикон сражался с соперником, превосходящим его ростом и габаритами. Внимание разведчика занимали судейская ложа и арка тоннеля, ведущего в казармы и тюремный блок. Охранники толпились в проеме, потрясая оружием и эмоционально комментируя происходящее. Децимус и хозяин – наоборот застыли в полном молчании. Публика взрывами восторга, приветствовала каждый выпад и каждый маневр гладиаторов. Мегатрон впервые выступал на этой арене полностью заряженный, заправленный, с нормально функционирующими системами. Зрелище стремительно атакующего десептикона было завораживающим, но сам бой - довольно коротким. Уже через несколько кликов десептикону удалось обескрылить соперника, почти полностью скопировав прием Децимуса из вчерашнего боя с Астротрейном. «Не иначе, охрана действительно показывала ему фрагменты сражения на датападе» - подумал Саундвейв. А через клик не получивший не единой царапины Мегатрон отправил своего соперника в Священный Колодец, размашистым ударом раскроив красный корпус наискось, от плеча до камеры Искры. Восторженный рев толпы слился в однотонный гул.

- На твоего звереныша собралось больше зрителей, чем я мог предположить, – тихо сказал хозяин Децимусу. - было видно, что в нем борются два противоположных чувства – жадность и желание наказать наглеца, всякий раз нарушающего правила.

Шаттл молча смотрел, как дроиды-уборщики засеменили к дымящемуся дезактиву, растянувшемуся посреди арены. Мегатрон стоял рядом, упрямо приподняв подбородок и сжимая клинок в левом манипуляторе. Пальцы правой кисти рассеянно блуждали по правому бедру, где в тайниках субкармана покоилась небольшое устройство концентрированной и верной смерти. Ирония и презрение не сходили с лица десептикона. Но было видно, что подобное поведение импонировало публике, и она приветствовала смельчака, который не кланялся и не заискивал перед ней.

«Что бы ни произошло - Мегатрон живым не дастся» - думал Саундвейв, от эмоционального напряжения снова позабывший временную пропасть между записью и реальностью.

- Тоже мне, нашли себе героя! – Ворчливо бросил хозяин, поднимаясь со своего места и призывая к тишине. – Сейчас я подолью мазута в топливо этих бурных восторгов.

Но говоря это, он раздраженно смотрел в сторону арки. Гнев предназначался охранникам, допустившим промах.

- Внимание!

Синий сикер подал сигнал и публика стихла. Голос хозяина арены зазвучал из сотен динамиков.

- Уважаемые зрители, этот гладиатор уже который раз заслуживает ваши аплодисменты. Но я вынужден наказать его, каким бы хорошим бойцом он себя не проявил. Этот наглец напал и жестоко дезактивировал моего охранника. Не в моих правилах прощать нарушение дисциплины. Благодаря своему везению и мастерству этот десептикон до сих пор жив, хоть и был дважды приговорен к дезактивации. А теперь давайте вспомним, за что Империя вынесла ему столь жестокий приговор. Правильно. За двойное убийство. Жажда убивать, нарушать правила и никому не подчиняться прочно засела в его дефективных программах. Посмотрите на его дерзкий вид. Про таких говорят - только плавильная яма исправит ошибку Создателей! Если, конечно, он не хочет переделать весь мир под свои собственные представления.

С трибун раздался смех, приправленный острыми циничными замечаниями, гогот, звуковые и световые сигналы. Герой арены с потрясающей быстротой превращался в жертву. Только что они превозносили его - и вот, вновь стремятся втоптать в грязь. Хозяин, тонко играя на настроениях толпы, продолжал.

- Но еще больше меня огорчила моя собственная охрана, не сумевшая пресечь инцедент. – В голосе хитрого колесного звучало неподдельное разочарование. Хотя Саундвейву было не сложно догадаться, что хозяин просто оттягивает время, чтобы его агенты сняли как можно больше ставок. – Итак, я принял решение судить их всех открыто. И сейчас на ваших глазах совершится справедливость. Охрана докажет свою дееспособность, а наглец-десептикон – свое мастерство.

Зрители оживились. Представление, такое короткое вначале, внезапно нашло свое продолжение. На этот раз оно сулило очередную нестандартную расправу. Но именно их и обожала почтенная пиратская публика. Голоса, принимающие ставки, зазвучали открыто. Мегатрон презрительно ухмыльнулся. На мгновение он вновь прикоснулся пальцами правого манипулятора к бедру, но потом, видимо, передумал и покрепче перехватил клинок.

Вопли трибун начали стихать, едва вниманию пиратов во всей красе предстал необычный замысел хозяина. Охранники, один за другим, начали выходить на арену. Двое, трое… пятеро… шестеро! Шестеро рослых трансформеров с альтформами средне-тяжелой бронетехники - против одного десептикона-многорежимники! Помимо копий электрошокеров, все противники Мегатрона были вооружены короткими плазменными клинками. Их линзы горели жаждой расправы над негодяем, посмевшим бросить им вызов. Тишину разорвал гонг, показавшийся всем пушечным выстрелом. И тут Мегатрон поступил весьма нестандартно.


Десептикон внезапно повернулся к соперникам спиной и бросился бежать. Зрители онемели, но лишь на мгновение. Единодушный вопль разочарования и ярости вырвался из сотен динамиков.

- Да он трус! Посмотрите, он убегает. Трави его! Смерть трусу!

Охрана, раззадоренная криками, бросилась следом, потрясая оружием и громко ругаясь.

- Где ты нанимал этих идиотов? – внезапно оживился Децимус и хозяин, закусив губу, многозначительно посмотрел на него, а потом на арену, где, словно состязаясь в скорости, продолжали бежать вооруженные трансформеры, - ты говорил, что они бывшие военные? Но мы-то с тобой опытные бойцы и знаем, что сейчас будет…

Размеры песчаного поля позволяли странному действию растянуться на целый клик. Благодаря длинным ногам и облегченному, без дополнительной брони, корпусу, десептикон смог оторваться от преследователей на десяток механометров. Расстояние увеличивалось, но каждый понимал – погоня в ограниченном пространстве не может продолжаться бесконечно. Эмоции, казалось, лишили публику разума. Трибуны, по направлению к которым бежал Мегатрон, как по команде вскочили и ощетинились бластерами. Лазерные струи вонзились в песок, обозначая условную черту финиша этого необычного забега.

- Стой, трус! Прими смерть, как подобает воину! – неслось со всех сторон.

Мегатрон не обращал ни малейшего внимания на их крики. Децимус не выдержал и поднялся в полный рост. Его огромные ладони слегка коснулись друг друга и замерли в воздухе в подобие беззвучных аплодисментов.

- И все-таки этот звереныш гениален… – сказал он настолько тихо, что Саундвейв догадался о смысле фразы лишь по движению изуродованных шрамом губ шаттла.

Преследователи, не привыкшие к подобным упражнениям в андроформе, растянулись в цепочку. Мегатрон, почти добежавший до противоположного конца арены, насмешливо взглянул в линзы тех, кто стрелял с трибун и вдруг резко затормозил и развернулся, изменив направление движения. На месте его разворота в покрытии арены осталась глубокая рытвина, песок полетел в тех, кто сидел слишком близко, а потом…

Охранник, который был самым быстрым а значит, и первым в цепочке, похоже, даже не понял, что случилось. Серебристая молния скользнула ему навстречу, обвилась вокруг и тремя свистящими ударами раскаленного клинка лишила возможности двигаться. Энергон хлынул из перебитых сочленений, а Мегатрон уже мчался прочь. Следующий подоспевший – здоровяк-танк, гремя оттопыренными сегментами, замешкался и не сразу понял, почему это бегущий впереди него товарищ уже истекает топливом, распростершись на песке, а на него самого презрительно уставилась багровая оптика на белом, лишенном эмоций лице трансформера, меч которого тут же хладнокровно вспорол его брюшную броню. Второй охранник даже толком не успел поднять свое оружие, но, возможно, успел перед прыжком в Колодец увидеть плазменную вспышку собственной разорвавшейся Искры. Мегатрон же, стремительно наращивая скорость, бежал навстречу следующем жертвам, методично укладывая одного за другим на своем пути. Быстрота его ударов была просто ошеломляющей. Прежде чем десептикон остановился и завязал стационарный бой, четверо из нападавших были полностью выведены из строя. Двое – дезактивированы. Двое - лишены возможности двигаться. Из тех, кто остался актив - один был обезглавлен. Энергон хлестал из перерубленных магистралей, а корпус, сотрясаясь в судорогах, безуспешно шарил манипуляторами, пытаясь найти потерянную голову. Еще один (самый последний) с подрубленными коленными сочленениями и срезанным по плечо манипулятором, бессильно ругался и полз по песку, не в состоянии встать.

Трибуны ревели и гудели. Настроение публики вновь изменилось. Все зрители, как один, стояли на ногах и славили Мегатрона. Презрительно улыбаясь, серебристый десептикон виртуозно добивал двух оставшихся соперников. Как бы сильны и вооружены не были охранники, увы, они не были искусными гладиаторами и Мегатрон, двигающийся почти в два раза быстрее их, забавлялся, по очереди отрубая манипуляторы, выводя из строя незащищенные подколенные тяги сервоприводов, кромсая выступы брони. Не выстояв против разгоряченного схваткой десептикона и клика, оба корпуса рухнули на песок. Но Мегатрон не остановился. Он продолжал сосредоточено работать, словно занимался разделкой туш звероконов. Сначала вскрыл топливные баки, терпеливо прожигая броню и находя плазменным лезвием все жизненно важные места. Белый песок стал темным от пропитавших его энергона и технических жидкостей. Потом новоявленный палач отрезал головы своих недоброжелателей, оборвав их отчаянные крики, начинающие его раздражать. И только после этого десептикон позволил себе пронзить каждую Искру. Он делал это с непередаваемым наслаждением, и публика заходилась могучим ревом при виде каждой вспышки. Наконец, все было кончено.

- Они оставались должны мне несколько тысяч кредитов и не захотели платить, – хрипло засмеялся Мегатрон, потрясая клинком, от которого шел дымок испаряющегося энергона, - а я должников не прощаю…

И арена взорвалась бесноватым хохотом в ответ, даруя ему прощение.

- Жизнь!!! Жизнь десептикону!!! – сотни криков слились в один. – Жизнь, жизнь, жизнь! - скандировала толпа.

Изменчивый вектор настроения толпы, вечно колеблющийся, продажный и непостоянный, вдруг затрепетал в едином порыве, а потом раз и навсегда замер, словно стрелка компаса, стиснутая мощным магнитным полем.

- Слава Мегатрону! Слава победителю!

Мегатрон сплюнул ротовую смазку. Саундвейв знал, что он чувствовал в этот момент – глубочайшее презрение к стаду, к безвольной массе, славящей любого, у которого хватало дерзости рассмеяться в лицо собственной дезактивации. Презрение и усталость. Усталость и презрение… И снова черные пальцы непроизвольно прижались к правому бедру. Обратив белую лицевую пластину к яркому небу, Мегатрон на мгновение притушил оптику.

- Десептикон заслужил жизнь, – после долгой паузы провозгласил хозяин, – отправьте этот шлак, – он кивнул на останки охранников, включая и тех двоих, которые шевелились, – в переплавку и завтра же наймите новых. Отдайте новых охранников в обучение… - хозяин, поджав губы, кивнул на Децимуса и шаттл, впервые за этот день, позволили себе широко улыбнуться.

- Итак, Мегатрон…

- Он будет жить, твой звереныш. Я изменил свое мнение. Взятки, что дает мне Терций, чтобы избежать поединка, не стоят доходов от представлений с участием этого поехавшего процессором шарка. А я рассчитываю на большие доходы. Похоже, публике он пришелся по вкусу, несмотря на дряной характер. Поэтому я беру его в гладиаторы, и даже буду поить энергоном и чинить, как привилигированого наемника. Только…

- Только следующий бой будет с Терцием, – прервал его Децимус.

- Ты так этого хочешь?

- Хочу. Надо с этим заканчивать. Что-то мне подсказывает, что именно этот бой станет переломной точкой в карьере твоего нового фаворита.

*

Бой с Терцием был самым странным из всех боев, увиденных до того Саундвейвом. Прежде всего, потому, что Мегатрон вышел на него не только без тяжелой брони, но и без шлема. И это был первый бой, на который десептикон шел сам, без сопровождения охраны, свободный от оков и унижений. Саундвейв был уверен - в тот день, едва местное светило взошло над горизонтом, и объявили о начале состязаний, Мегатрон уже точно знал, КТО будет его соперник, слишком уж спокойным и отрешенным было в то утро состояние десептикона. Он без сомнения знал… хотя Децимус, который провел с ним в камере все это время, прошедшее с момента последнего боя, не произнес ни слова. Ни одного. Все эти циклы шаттл и его сокамерник хранили молчание.

И вот снова белый песок и слепящие белые лучи, танцующие на светлом серебре брони многорежимника. Без шлема голова Мегатрона выглядела небольшой, а открытая шея, несмотря на свою мощь, казалась даже изящной. Черные с золотистыми платами антенны были сложены на затылке, как лепестки кристаллического цветка. Но изящество и красота десептикона резко контрастировали с холодным цинизмом в его взгляде и тонкой линией зло сжатых губ.

Мегатрон вышел на арену первым и замер в самом центре, не обращая ни малейшего внимания на приветственные крики, которыми разразилась толпа. Цепкий взгляд алых линз взял на прицел фигуру соперника, едва тот переступил границу света и тени, выйдя из-под широкой арки казарменного тоннеля. Терций был закован в латы, словно собирался выдержать натиск целой стаи голодных звероконов. На лице у него застыло презрение, но даже Саундвейв видел скрытый за маской равнодушия страх красно-серого шаттла. Разведчик не сомневался – Мегатрон почуял этот страх гораздо раньше и сейчас с наслаждением им питался. Оружием оба гладиатора выбрали длинные обоюдоострые клинки, с плотными красноватыми струями плазмы, лениво текущими по краям. Тонкий легкий серебристый корпус против мощного красно-серого, усиленного дополнительными наручами. Оба трансформера молчали. Искусственные зеленые линзы неотрывно смотрели в багрово-алые. Оба знали - в поединке мести победит тот, кто до конца сохранит хладнокровие.

- Видишь, я как всегда даю тебе фору, трус, - презрительно прохрипел Мегатрон, когда, согласно обычаю, они встали друг напротив друга и должны были произнести слова приветствия. – Но, клянусь рогами Юникрона, сегодня тебе не удастся даже коснуться меня.

- Прошло два декацикла, а ты так и не поменял свой вокабулятор, серебряный, – тонкие губы зеленоглазого растянулись в похабной ухмылке.

- Решил оставить на память, - точеное лицо десептикона исказила не менее неприятная гримаса.

- Зачем же порт заменил? Все еще любишь жесткий коннект с большими трансформерами? Надеюсь, Децимус преподал тебе несколько уроков хорошего интерфейса. Такому бездарю это бы не помешало, ведь, насколько мне запомнилось, в коннекте ты сущая плавильная заготовка.

Публика с удивлением слушала этот странный диалог. Тишина стояла такая, что была слышна вентиляция корпусов обоих соперников и хруст магнитного песка под их ступнями. Лицевая пластина Мегатрона была спокойна, словно все его чувства и эмоции перетекли в медленные и смертельно опасные струи клинка.

- Если не возражаешь, я покажу тебе, чему научился на платформе у Децимуса, – спокойно ответил десептикон. – Это пригодится даже тебе, несмотря на твой опыт. Я преподам тебе три урока правильного интерфейса. И запоминай хорошенько, Терций. Повторения не будет.

Окуляры зеленоглазого злобно сверкнули, и он занес клинок над головой.

- Молись Юникрону, десептиконская гадина!

Серебристый многорежимник играючи отразил его выпад. Клинок несколько раз обернулся у черного запястья и заплясал вокруг красно-серого корпуса. Схватка была очень короткой. Через несколько астросекунд тяжелый правый манипулятор шаттла, отрубленный у основания плечевого сервопривода, полетел на песок.

- Урок первый – забудь про манипуляторы! - злорадно прохрипел десептикон прямо в лицо зеленоглазому. - Самоудовлетворяются только слабаки!

И, сразу же перекинув меч в правую руку, нанес противнику серию тяжелых ударов кулаком в лицо, а затем сорвал с того шлем и отбросил его в сторону. Множество тонких красивых антенн сначала поднялись, а затем снова прижались к поверхности головы шаттла. Терций упустил свой страх, и он лавиной вырвался из-под контроля.

- О! Какой прекрасный возбуждающий фон! – оскалился Мегатрон. – Но все же мы нарушаем все правила. Или ты не привык демонтировать все лишнее перед коннектом, Терций? Это признак дурного тона. Я помогу тебе.

Кончик клинка проник в рваную рану, на месте отрубленного правого манипулятора, скользнул в открывшуюся щель на передней поверхности корпуса. Резким движеним Мегатрон сорвал толстый сегмент нагрудной брони и отшвырнул его шаттлу под ноги.

- Теперь мы почти в равных условиях. – Засмеялся десептикон. – Но все-таки ты обнажен недостаточно, чтобы по-настоящему возбудить меня!

Несколькими ловкими ударами Мегатрон сбил крепления паховой брони соперника и срезал крышку, закрывающую порт. Схватив зеленоглазого правым манипулятором за горло, и слегка приподняв, Мегатрон изо всех сил и на всю длину всадил клинок в заправочную горловину противника, распоров внутренние системы и вызвав целый фонтан энергона. Вся нижняя часть серебристого корпуса окрасилась в лиловый цвет.

- Урок второй - почувствуй настоящую жесткую стыковку, подонок, - прошипел он в лицо почти ушедшему в офф сопернику. – Нравится мой коннектор? Он гораздо длинней и горячей, чем твой!

Зеленые линзы начали медленно гаснуть.

- Не выпадай в офф, я еще не закончил, - заорал десептикон своим жутковатым хриплым голосом, и, сорвав крышку моторки зеленоглазого, грубо ударил кулаком в пластину со штекерами и разъемами. Искры рассыпались во все стороны. Красно-серый трансформер отчаянно закричал, приходя в себя.

- Как же сладко ты стонешь, Терций. Но я хочу, чтобы ты делал это громче! – Мегатрон вырвал залитый топливом клинок из порта жертвы и двумя ударами по подколенным серво заставил шаттла опуститься на колени.

- Если уметь пользоваться энергетическими потоками – интерфейс становится незабываемым. Но этому меня научил вовсе не Децимус, а ты, мерзкая тварь. Я возвращаю назад твою науку в дополненной и улучшенной форме!

Едва крик Терция стихал, как Мегатрон снова бил его в открытые силовые системы, пока крик не сорвался в хрип, а из брюшной секции не потекли технические жидкости.

- А теперь урок третий и последний – при неисправном порте пользуйся другими входами! - Пальцы Мегатрона сомкнулись на антеннах на затылке Терция и рывком потянули голову зеленоглазого назад.

- Открой рот, или я выломаю тебе нижнюю челюсть, - холодно и спокойно приказал серебристый трансформер. Красно-серый повиновался, еще сильнее запрокинув голову с антеннами цвета кобальта. И тогда Мегатрон вонзил клинок в открытый рот Терция, пронзая шейный топливопровод вдоль горловой магистрали, и повреждая основной реактор, находящийся ровно над верхней пластиной камеры Искры. Изо всех щелей между сегментами красно-серого корпуса полыхнуло огнем. Лава, смешанная с энергоном, потекла изо рта Терция. Зеленые линзы погасли. Так и оставив клинок торчать рукояткой изо рта противника, Мегатрон ударом ноги опрокинул безжизненный корпус на спину.

Над ареной и трибунами расползлась мертвая тишина. Мегатрону удалось совершить невозможное – ошеломить своим садизмом и жестокостью несколько сотен циничных пиратов, о безжалостности которых ходили легенды.

- Что вы можете знать о мести, – тихо сказал он, – вы, которые трясетесь за свои кредиты, свое положение и свои жалкие жизни. Месть – это чувство, а чувства вам неведомы.

Десептикон обвел презрительным взглядом зрителей, которые не шевельнулись даже от оскорбительных слов в их адрес и, наконец, остановив фокус линз на судейской ложе, сказал. - Я не буду спрашивать вашего вердикта, эта казнь - мое личное дело. Я просто сделаю то, что должен!

И в удушающей тишине Мегатрон двумя ударами кулака проломил красную пластину грудной брони шаттла и раздавил пальцами его Искру.

URL
Комментарии
2014-06-08 в 15:49 

tata_red
Уронили Прайма на пол, оторвали Прайму лапу. Все равно его не брошу, потому что две антеннки. (с)
о да. месть над терцием свершилась жестоко, но красиво.

2014-06-08 в 16:15 

KTE-cats
разве можно серьезно говорить о добре и зле...
tata_red, а авторам стало легче, когда они, наконец-то расправились с этой гнидой

URL
   

КТЕ- Архив

главная