KTE-cats
разве можно серьезно говорить о добре и зле...
Авторы: ferrum_glu, Ravage_kitty
Рейтинг: PG-13
Вселенные: Crossover
Персонажи: Cyclonus, OC - transformer
Жанр: Darkfic, Драма/ангст, Приключения
Размер: макси
Направленность: упоминается слэш, как единственный способ взаимодействия индивидов во вселенной КТЕ
Предупреждения: AU

Глава 3 Выживший.

Командующий армиями Кибертрона выжил, один на один противостояв падшему Создателю Юникрону.

***

Альфа Кронос лежал рядом с носовой частью корабля и, судя по излучению, в стазис уйти не успел. Густая тень звездолета скрывала корпус, и командующего Армиями Кибертрона было трудно заметить среди острых камней. Если бы не вибрации живой Искры, Циклонус бы потратил добрую треть кибертронского орбицикла на его поиски.

Но, увидев корпус главнокомандующего, Циклонус оторопел... Световые дорожки на осевых линиях двигательных сегментов потухли, не светились и линзы, а сам корпус… Даже сдержанный разведчик, привыкший к виду поврежденных и дезактивированных трансформеров, поначалу невольно содрогнулся, разглядев в подробностях, что случилось с Альфа Кроносом.

Ноги некогда величественного и высокого кибертронца были оплавлены и ниже коленных сочленений представляли собой спекшиеся почерневшие колоды. Левый манипулятор бы вырван неведомой силой из локтевого сочленения - обгоревшие проводники сиротливо торчали из культи. Целым выглядел только грудной сегмент, остальные же секции корпуса – моторный отсек, крылья и надплечья - тоже обгорели и местами оплавились. Циклонус с трудом угадал в обезображенном корпусе знакомые очертания. Но самым ужасным оказалось другое - у Альфа Кроноса больше не было лица. Словно кто-то одним мощным движением сорвал с него маску-лицевую пластину, заодно прихватив окуляры и глоссу.

Искра разведчика содрогнулась от жалости и отвращения, но он не приблизился к корпусу раненого ни на шаг, пока не выполнил весь соответствующий случаю регламент. Это приходилось делать довольно часто во время долгой войны с древней расой полуорганических существ - квинтэссонов. Именно Альфа Кронос терпеливо учил своих братьев улавливать малейшие изменения и коды перепрошивки в Искрах трансформеров.

Заподозри Циклонус подобное, в то же мгновение в грудной отсек лежащего на камнях трансформера будет отправлен дезактивирующий заряд плазмы.

Фиолетовый шаттл медленно и тщательно произвел первичное сканирование кодов Врага – то, что нужно было сделать в первую очередь по возвращении Командора ОТТУДА. И почему-то отточенное тренировками и прежде такое элементарное, это действие далось разведчику с трудом. Как же ослабли все его способности за последние несколько роковых орбициклов!

«Чисто...»

Шаттл опустился на колени слева от обезображенного корпуса и, все еще не касаясь его, постарался максимально раскрыть собственный ментальный поток. Альфа Кронос был мощнейшим телепатом, он должен подсказать ему, что делать.

Но Изнальный молчал. И тогда вопрос, мучивший Циклонуса, как и всех, кто остался на терпящей бедствие планете, нарушил эфир первым:

- Что с Юникроном?

Пауза, долгая и мучительная, показавшаяся разведчику дольше этого самого странного в его жизни перелета. И вот - наконец:

- Повержен … - услышал Циклонус одно только слово, прозвучавшее из динамика грудного отсека Главнокомандующего.

Почему Альфа Кронос предпочел общаться таким способом – неважно, видимо он опасался, что в эфире их прослушают. Звук, съедаемый бедной атмосферой планеты, был настолько тих, что разведчику пришлось практически прислонить аудиосенсор к груди Изначального. Он ждал этого ответа все мучительные три с половиной орбицикла и вот наконец дождался. Информация ворвалась в сознание Циклонуса, больно ударив в самое ядро Искры и почему-то не оставив в ней ни торжества победителя, ни надежды.

«Юникрон повержен!»

Это ставило точку в их миссии.

Он надеялся, что, услышав такую весть, с его плеч свалится вся тяжесть бесконечной ответственности. Что он возликует. Ведь эта весть означает ПОБЕДУ! А что же еще? Но почему-то Циклонусу стало еще тяжелее. Перемены и страх. Он снова почувствовал сковывающий Искру ледяной страх, который пришел за ним три цикла назад вместе с тьмой, затопившей улицы полуразрушенного Каона, и уже никуда не делся. Он снова увидел город, оседающий в пламени чудовищного взрыва. Слишком большая цена этой победы, чтобы ликовать. Начиналась новая эпоха, в которой нужно было как-то выживать и возрождать то, что осталось.

Правый манипулятор Командора, с оплавленными суставами пальцев, слабо приподнялся над серо-белой поверхностью планеты и тут же безжизненно опустился на землю.

- Нейросеть...

Беглого взгляда на его оплавленный корпус было достаточно, чтобы понять, как ужасно он страдает. Нейросеть была единственным системой, которая никогда не отключалась полностью. При этом боль, которую мог испытывать изуродованный и обгоревший трансформер, могла быть невероятной, и даже при ослаблении большинства процессоров она продолжала ощущаться. По-видимому, Альфа Кронос пытался остановить все внутренние реакторы и заблокироваться от этой боли максимально, но этого было недостаточно.

«Он словно выгорел и изнутри тоже» - подумал Циклонус, боясь даже представить, ЧТО мог пережить Командор при столкновении с самим Юникроном.

В подобном случае вариантов действий было немного – немедленная дезактивация (как чаще всего поступали на поле боя, милостиво обрывая жизнь Искры страдающего солдата) и так называемая «капсула счастья» - привилегия высшего командования или особо ценных пленников.

«Капсулой счастья» называлась крошечная бомба – генератор импульса, схожего с индивидуальными импульсами нейросети – попросту говоря - заменитель. Правда, ее использование имело некоторую особенность - слишком мощное энергопотребление, парализующее работу спинального процессора. Ее активация отправляла раненного в глубокий стазис, без возможности какого-либо контакта. Циклонус всегда имел с собой пару таких капсул. Он быстро установил одну из них в область моторного отсека Альфа Кроноса и уже готов был активировать его, но внутри месива, которое раньше было лицом командора, вдруг снова что-то задвигалось и замигало индикаторами. Главнокомандующий не желал уходить в темноту лечебного сна, не рассказав чего-то важного и не узнав, что случилось с родной планетой.

Рот Изначального представлял собой черную воронку, уходящую вглубь головы. В глубине этой воронки, словно щупальце морфобота, ворочался остаток оплавленной глоссы. Шейный и ротовые вокалайзеры представляли собой сплошную спекшуюся массу, но Альфа Кронос продолжал хрипеть через динамик грудного отсека. Его мучил ответ на вопрос, который для Изначального был важнее боли и даже собственной жизни.

- Кибертрон пал?

Разум Альфа Кроноса протянул свои ментальные щупальца к разуму живого существа - единственного, находящегося рядом с ним в этой пустыне, жадно, но бесполезно. Способности, бывшие раньше доведенными до совершенства, безнадежно отказывали. Командующий был слишком измучен и разбит. Его вопрос повис в пустоте. Циклонус медлил всего несколько астросекунд, спешно переходя, как и его лидер, в звуковой диапазон.

- Пал? Конечно же нет! Армии Квинтэссы не удалось прорваться в нашу систему. Не получив от вас условный сигнал, я, как и полагалось, разрушил Космический Мост. А потом… - Циклонус замялся, подбирая нужные слова, которые почему-то его память отказывалась генерировать.

Альфа Кронос хрипло усмехнулся. Этот звук, исторгнутый из его груди примитивной конструкцией из металлических мембран, почему-то заставил Циклонуса вздрогнуть. Но он попытался продолжить доклад, с трудом управляя непослушными губами и собственным горловым вокалайзером:

- Кибертрон был сильно поврежден метеоритной атакой. Половина поверхностных строений была сразу разрушена, когда исчез защитный купол над Каоном и его большим радиусом. И если, как вы говорите, Командор, Юникрон повержен...

- Кибертрон пал, так же как и все мы! – утвердительно перебил его Изначальный, слабо, но считывая вибрации Искры Циклонуса, когда разведчик снова склонился над ним слишком низко. – Если ты этого еще не понял, поймешь позже. А пока мне нужна твоя эмоциональная память. Она ведь еще не стерлась?

- Нет, Командор, — удивленно ответил разведчик, не до конца понимая, что имеет в виду Изначальный, но предчувствуя что-то очень неприятное.

Он догадывался - как остывающие энергетические системы дезактива содержат остаточный ток в большинстве систем, так и его память была еще «свежей». А еще, Циклонус только сейчас осознал, что прошлое - далекое и совсем недавнее - ощущается им не так ясно, как прежде. Словно кто-то невидимый продолжал стирать узоры из намагниченных диполей, лежащих в глубине сложного кристаллического мультистата его процессора. Процесс «забывания», начавшийся во время странной катастрофы на Кибертроне, продолжался.

- Не трогай капсулу, активируешь позже, – сказал Изначальный и тут же последовал приказ, - покажи мне все, что ты пережил!

Циклонус, мгновенно подчинившись, настроился на передачу видеоданных, но снова был остановлен.

- Нет, не так! Что мне до твоих полустертых картинок. Сейчас все мои стандартные средства приема выведены из строя, а на ментальный взлом у меня не хватит энергии. Только через прямой контакт! Мне нужны твои эмоции, пока ты не забыл все окончательно.

И Альфа Кронос в сильном возбуждении рванулся навстречу. Шевелящаяся оплавленными двигательными сегментами основа лицевой пластины вплотную приблизилась к белой лицевой пластине Циклонуса. Обрубок левой конечности Изначального заскреб по каменистой поверхности. Любой бы отшатнулся в этот момент. Любой, но не глава военной разведки. За внешней стороной, какой бы она ни была, он всегда старался разглядеть сторону внутреннюю. Циклонус анализировал каждую мелочь происходящих с ними событий в этом вихре необратимых перемен и делал выводы. Прежний командор никогда не повел бы себя так эмоционально, но учитывая, что весь мир за короткий срок изменился до неузнаваемости…

- Я хочу не только видеть, хочу чувствовать ВСЕ, что произошло за этот… Сколько времени длилась катастрофа?

- Три с половиной орбицикла, брат, – отчеканил Циклонус. Он специально употребил это слово, бывшее значимым для всех трансформеров еще совсем недавно, он проверял реакцию.

- Подсоединись ко мне! В жестком режиме даже я смогу полноценно усмехнуться, чтобы выразить ВСЮ свою иронию... брат. Без голоса и мимического металла на лицевой пластине мне сложно это сделать.

Это, несомненно, был Альфа Кронос. Он мог так сказать даже в прежнем обличие, даже в том, уже ушедшем, мире.

Циклонус выбрал более удобный гребень скалы, медленно сел, вытянув длинные ноги с турбинами. И – иного способа он не видел – осторожно приподняв изуродованный корпус Командора, уложил его себе на колени. Электронно-механическая начинка лицевой пластины Альфа Кроноса не вызывала у него ни малейшего отвращения. Он смотрел на нее с отрешенным любопытством. Кабели оптических волокон беспомощно двигались в том месте, где раньше сияла алая оптика. Процессор давал непрерывные команды на поиск сигнала, и они пытались его поймать, но теперь, будучи расщепленными, с нарушенной изоляцией стали абсолютно бесполезными и иногда искрили.

«Шевелятся, как антенны инсектиконов…» - равнодушно думал Циклонус, параллельно сканируя движения зрительного анализатора лежащего перед ним трансформера. На экране вырисовывалась неутешительная картина сожженных проводящих путей и вышедших из строя мелких деталей.

«Странно, что вдруг отказала регенерирующая способность и проводники успели окислиться от вытекших жидкостей. Теперь ему придется не просто менять линзы – менять ВСЮ оптическую систему, устанавливать новый канал, связанный напрямую с процессором. Почему же все-таки отказала регенерация, ведь его баки вовсе не пусты…».

Циклонус медленно раскрыл грудную броню Главнокомандующего, освобождая доступ к информационным портам, чтобы аккуратно подсоединиться, используя жесткие кабели, как того и требовал его командир. В этой сцепке они смогут полноценно получить ответы на вопросы с двух сторон. Хотя вряд ли скрытный Альфа Кронос не заблокирует собственные воспоминания. И потому ему, Циклонусу, придется пережить немало неприятных моментов.

Во всей этой ситуации имелся некий тонкий нюанс, о котором Циклонус не сразу подумал. Дело было в том, что он ВПЕРВЫЕ использовал способ жесткой сцепки системами с другим трансформером. Еще несколько циклов назад они совершенно не нуждались в подобном взаимодействии. Никто, даже раненые. Достаточно было соединиться сознанием через общую сеть, как корпус моментально ощущал приток и энергии, и информации. Энергон же, до определенного момента их истории, вообще самостоятельно обновлялся в системах каждого. Именно это и делало их независимыми от внешних источников питания.

Размышляя об этом, Циклонус аккуратно и нерешительно коснулся разъемов Альфа Кроноса. Командор, словно чувствуя его замешательство, вновь усмехнулся, хрипнув динамиком:

- Смелее. Я терплю чудовищную боль вовсе не для того, чтобы пасовать перед мелкими неприятностями. Да, в первый раз это будет трудно. Привыкай. Скоро все мы перейдем на резервный способ энергообмена с себе подобными. Ты ведь ранее ни разу не проходил реальных тренировок по активации резервных систем? Только на симуляторе?

Потом он снова хрипло засмеялся и тут же замолк, принявшись рассуждать, пугая разведчика своей грубостью и быстрыми сменами настроения:

- Хорошая возможность пофилософствовать. А, Циклонус? Зачем Создатели сохранили в нас столько примитивных систем: воздушный вокалайзер, химическая нейросеть, разъемы силовых систем, а главное - рот и заправочный порт. Они-то зачем? Не задумывался? Словно они предвидели, что нас постигнет подобная катастрофа или…

- Создавали нас по своему образу и подобию, - тихо отозвался Циклонус, с трудом обнажая свои крупные кабели, кибертрониевые стволы которых едва вышли из своих гнезд и теперь, с неприятным хрустом, удлинялись.

- Отлично сказано, брат. Ты всегда был самым умным из всех моих учеников. Однако…

Все же Главнокомандующий не удержался от хриплого стона, когда в него вошли литые, ощетинившиеся шипами проводников, наконечники. Все шесть сразу, срезав тончайший слой защитного покрытия, громко щелкнув, как и положено идеально конгруэнтной форме, для замыкания с чужой системой. Циклонус даже не предполагал, что это получится так легко. Их с Альфа Кроносом системы оказались выплавленными по одному стандарту. Единство формы и содержания, словно подобный контакт был заложен в одну из альтернативных версий развития их судеб. Тем более, сейчас, когда за каждым из них закрепился только один режим альтформы. Циклонус стиснул дентопластины. Ему тоже было больно и неприятно. Внутри Искры откуда-то взялось новое, неведомое прежде чувство. Он долго не мог найти ему подходящего названия. Что похожее на … стыд. Да, да, именно на стыд, который тут же пропал, когда чужая воля разлилась внутри него мощными потоками раскаленной лавы.

- Кибертрон пал!

Циклонус почувствовал волны горького смеха, пульсирующие в его сознании, и голос... Теперь странное, почти утвердительно-злорадное звучание этой фразы было не скрыть. Он сразу почувствовал, что истинный голос Изначального изменился - стал надтреснутым, низким и язвительным даже здесь, в объединенном сознании. Альфа Кронос бесконечно страдал. Конечно, не только от внешних ран. Его эмоции захлестнули холодный и ясный ум Циклонуса, подчиняя себе. Помимо стыда, неудобной позы, саднящих чувствительных элементов систем, которые, как ему казалось, использовались каким-то извращенным способом, Циклонус сполна почувствовал еще один, самый главный и неприятный аспект их контакта. Командор взламывал своего подчиненного, нисколько не заботясь о психологическом комфорте всегда уравновешенного и замкнутого разведчика. Так было нужно, чтобы пережить ЭТО еще раз.